Здоровье, Дача и наши Консультации...





Рубрики


Автобиографические заметки [10]
Виноград [10]
Гордость земли кубанской [2]
Дела фермерские [1]
Животноводство [12]
Житейские и дачные истории [19]
Записки врача [11]
Записки травницы [10]
Защита растений [56]
Здоровье [203]
Земля и люди [7]
Земляника [10]
Из нашего архива [21]
Из свежей почты [11]
К 65-летию Великой Победы [37]
Как живешь товарищество? [18]
Картофель [12]
Консультации (спрашивали – отвечаем) [96]
Косметика для садовода [3]
Лекарственные растения [46]
Личное подсобное хозяйство [8]
Ловись рыбка! [6]
На приеме у нотариуса [6]
Народные обычаи [1]
Наша кулинарная книга [36]
О братьях наших меньших [9]
Огород [77]
Плодородие кубанской нивы [6]
По Лунному календарю [49]
Природа и человек [12]


Все теги
 

Архив статей


15.10.10   ЭКОЛОГИЧЕСКИ ЧИСТАЯ ЕДА – УСЛОВИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ

Интенсификация сельского хозяйства создала идеальные условия для массового размножения вредителей и болезней. Повсеместная распашка земель и возделывание на огромных территориях генетически однородных растений привели к разрушению вековых связей, сложившихся в процессе эволюции между обитающими на этих территориях видами растений животных и микроорганизмов. При этом численность естественных врагов вредоносных видов существенно сократилась за счет разрушения среды их обитания.
В результате природные экосистемы на больших территориях утратили способность к саморегуляции, а созданные искусственно агроэкологические системы без вмешательства человека существовать не могут. Здесь невольно вспоминаются слова известного французского писателя, поэта и лётчика Антуана де Сент-Экзюпери: "Мы в ответе за тех, кого приручили...". И справедливы они не только по отношению к домашней собачке или кошечке. Каждая победа человека над природой возвращается к нему как бумеранг, нанося весьма болезненные и существенные удары. Неспроста Ф. Энгельс писал: "Не следует обольщаться нашими победами над природой, за каждую из них она жестоко мстит нам".
И действительно, последствия интенсификации сельского хозяйства были таковы, что потери от вредителей и болезней стали угрожать человечеству голодом. Дотошные американцы подсчитали: для того чтобы восполнить убытки, наносимые вредителями в США, необходимо дополнительно засевать 35 млн. га ежегодно. Не в силах справиться с сельскохозяйственными вредителями и болезнями какими-либо иными методами, человек объявил им химическую войну. А на войне, как известно, все средства хороши. Одним из таких средств был популярный в середине прошлого века инсектицид ДДТ [1,1-Ди(4-хлорфенил)-2,2,2-трихлорэтан]. Самый "эффективный" и самый "безопасный".
ДДТ – глобальный загрязнитель
В истории Второй мировой войны был такой эпизод. Американским войскам предстояло захватить один из многочисленных тихоокеанских островков, занятый небольшим военным гарнизоном японской армии. Серьезную угрозу им представляли не вооруженные современным оружием японцы, а обитающие на острове насекомые, которые могли бы заразить американцев полным букетом тропических болезней. Поэтому в воздух были подняты американские бомбардировщики, несущие на своем борту не бомбы, а химический порошок, которым была опылена вся территория острова. Спустя несколько дней все насекомые – переносчики опасных тропических заболеваний погибли и американцам не составило большого труда захватить остров. Это был первый случай в истории масштабного применения печально известного инсектицида ДДТ.
Ни один из инсектицидов того времени не был так эффективен, как ДДТ в борьбе с сельскохозяйственными вредителями, а также в медицинской дезинсекции против мух, вшей, переносчиков малярии и энцефалита. Человечество находилось буквально в состоянии эйфории от достоинств этого препарата. По существовавшим на то время научным представлениям, ДДТ характеризовался как один из безопаснейших пестицидов для здоровья человека и окружающей среды. Действительно, ДДТ выгодно отличался от широко распространенных тогда в сельском хозяйстве ядов на основе мышьяка и ртути. Его массовый выпуск был налажен практически во всех странах мира, а создатель ДДТ швейцарский химик Пауль Мюллер (1899-1965) в 1948 г был удостоен Нобелевской премии. Пик применения ДДТ пришелся на 1950-1960 гг. С помощью ДДТ удалось победить многие вредоносные виды насекомых, но это была пиррова победа. Ученые того времени даже не предполагали какого джина они выпустили из бутылки.
В 60-70-е годы прошлого столетия в нашей стране продолжалась тотальная химизация защиты растений, сопровождающаяся увеличением объемов применения химических пестицидов. Дошло до того, что в эти годы мерилом успешной работы органов управления сельским хозяйством и специалистов считался объем применения средств защиты растений, а не конечный результат — урожай и его качество.
Масштабное применение этого препарата на площадях, исчислявшихся сотнями миллионов гектаров, привело к тому, что у вредных насекомых выработался к нему стойкий иммунитет, а большинство полезных насекомых были просто уничтожены. Первым вредным насекомым, проявившим устойчивость к ДДТ, была обыкновенная комнатная муха, а затем устойчивость к инсектициду стали проявлять и сельскохозяйственные вредители. Стараясь уничтожить вредителей, крестьяне неоправданно завышали нормы расхода препарата, что еще больше усугубляло проблему.
С годами выяснилось, что ДДТ и другие препараты, относящиеся к хлорорганической группе химических соединений, являются глобальными загрязнителями окружающей среды. Они способны длительное время сохраняться и накапливаться в почве. Оттуда поступают в овощи и фрукты. В СССР около 20 % плодородных земель были загрязнены ДДТ на многие годы, так как в природе практически нет организмов, которые бы разлагали ДДТ в почве до безопасных соединений. В этом плане несомненный интерес представляют крохотные насекомые коллемболы (ногохвостки). Отдельные виды коллембол способны концентрировать ДДТ из пищи и разлагать его до безвредных веществ. Однако роль этих существ в разложении пестицидов в почве изучена еще недостаточно полно.
Первой страной, где был запрещен ДДТ, стала Новая Зеландия, второй – СССР. В нашей стране применение ДДТ в сельском хозяйстве запретили в 1969-1970 гг., но еще какое-то время применяли для обработки таежных участков против переносчиков опасных заболеваний. В 2001 г. применение ДДТ было запрещено во всех странах мира. На сегодня не одна сотня тонн запрещенных и не использованных препаратов ожидает переработки на химических складах и специальных хранилищах. А затраты на переработку посредством сжигания одной тонны таких стойких пестицидов, как ДДТ или дильдрин приближается к 3-5 тыс. долларов США.
В настоящее время остатки ДДТ находят практически везде – в плодородных почвах сельскохозяйственного и лесного назначения, в водоемах рек и озер и даже там, где препарат никогда не применяли. ДДТ обнаружен, например, в жировых отложениях рыб и животных, обитающих в Арктике, и даже в организме пингвинов во льдах Антарктиды. Причем, концентрация ДДТ в жировых отложениях рыб всегда намного выше, чем содержание препарата в воде, в которой они обитают. Сегодня ДДТ можно обнаружить в крови и тканях новорожденного ребенка в любой точке планеты. Немало кубанских земель подверглось загрязнению ДДТ. По оценкам ученых, в нашем крае есть почвы, где до сих пор на каждом гектаре обнаруживаются остатки ДДТ и гексахлорана в количестве от 3 до 10 кг.
К середине 60-х годов прошлого века накопилось достаточное количество данных, свидетельствующих о существенном негативном влиянии ДДТ на человека и окружающую среду. Это послужило толчком не только к созданию новых, более безопасных пестицидов, но и активизировало работы ученых по разработке биологических методов защиты растений от болезней, вредителей и сорняков.
На страже урожая - биометод
"Природа покоряется лишь тому, кто сам подчиняется ей", - говорил известный английский философ, историк, политический деятель, основоположник эмпиризма Фрэнсис Бэкон, живший в 1561-1626 гг. Справедливость этих слов и сегодня вряд ли кто станет оспаривать. В основу биологического метода защиты растений положен процесс биорегуляции, полностью подчиненный законам природы. Другими словами при использовании биометода одни живые организмы применяются против других. При этом используются подходы, которые в полном соответствии с законами природы, позволяют управлять факторами внешней среды, оказывающими влияние на жизнедеятельность вредных и полезных организмов. Поэтому только биологический метод создает благоприятные предпосылки для запуска процессов естественной биорегуляции численности вредных видов, которые происходили в природе на протяжении миллионов лет и были варварски разрушены человеком при использовании химических средств защиты растений.
Биологический метод защиты растений предполагает использование живых организмов (насекомые, грибы, бактерии, вирусы), продуктов их жизнедеятельности и синтетических аналогов этих продуктов, способных регулировать численность, развитие и распространение вредных организмов. Своими корнями биологический метод уходит в далекое прошлое. Например, для защиты съестных припасов от мышей наши далекие предки приручили кошку, а в древнем Китае и других странах Востока крестьяне использовали хищных муравьев для защиты финиковых пальм от вредных насекомых. Однако, наиболее интенсивные исследования, заложившие фундамент современной биологической защиты растений, были проведены учеными многих стран мира в середине 60-х годов прошлого века.
Применение биопрепаратов имеет несомненные преимущества перед химическими пестицидами. Во-первых, биопрепараты не создают токсических остатков в почве и продукции и не действуют мутагенно. Во-вторых, они положительно влияют на почвенную микрофлору. И, в-третьих, биопрепараты, как правило, стимулируют устойчивость растений к поражению болезнями и повреждению вредителями и действию других неблагоприятных факторов внешней среды.
Было бы недальновидно не воспользоваться на практике выгодами и преимуществами биологического метода защиты растений. Поэтому в СССР, благодаря сотрудничеству ученых и практиков, стала создаваться сеть биофабрик по производству биопрепаратов и разведению полезных для сельского хозяйства насекомых. К 1992 году работало 14 тысяч биолабораторий по разведению трихограммы (паразитическое насекомое яйцеед-наездник, используемое в биологической борьбе с вредными насекомыми), а сама трихограмма применялась на площади 18 млн. гектаров, в том числе и на полях Кубани.
Наша справка.
Другими словами, биологический метод приобрел в нашей стране статус фактора, сдерживающего неумеренное применение химических пестицидов. В 1992 году, когда масштаб применения биологических препаратов в нашей стране достиг своего апогея, возникла необходимость создания специализированного научного учреждения, координирующего все исследования в этой области. Поэтому Северо-Кавказский научно-исследовательский институт фитопатологии (СКНИИФ), расположенный в западной части Краснодара, был переименован во Всероссийский НИИ биологической защиты растений (ВНИИБЗР).
СКНИИФ был организован в 1960 г. в разгар холодной войны, а тематика его исследований была направлена на разработку методов защиты посевов сельскохозяйственных культур от оружия массового поражения. Необходимо отметить, что исследования сотрудников института и сами сотрудники оказали неоценимую помощь в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.
Кроме оборонной тематики, сотрудники института под руководством профессора Е.М. Степанова с 1966 года начали исследования в области биологической защиты растений. К 1992 году исследования сотрудников института в области биометода получили широкую известность и мировое признание. Поэтому переименование СКНИИФ во ВНИИБЗР было не случайным. Такой шаг подчеркивал признание прежних заслуг коллектива ученых института в разработку биометода и одновременно позволял сохранить преемственность в работе нового учреждения в области разработки эффективных технологий защиты растений.
Недавно институт отметил полувековой юбилей. В честь юбилея месяц назад – 21-24 сентября – была проведена VI Международная научно-практическая конференция "Биологическая защита растений, как основа экологического земледелия и фитосанитарной стабилизации агроэкосистем". Кроме видных российских ученых, в конференции приняли участие их коллеги из Украины, Молдовы, Беларуси, Польши, Венгрии, Германии, Франции.
Сегодня институт может предложить производству инновационные технологии биологизированной защиты практически всех сельскохозяйственных культур, существенно снижающих пестицидную нагрузку на окружающую среду и повышающие качество производимой продукции. Именно такие технологии могут стать основой технической модернизации сельскохозяйственного производства в стране, а кубанские аграрии могут получить такие технологии, как говорится, из первых рук.
На чистую продукцию нужны стандарты
Известный русский историк В. О. Ключевский писал: "История ничему не учит, а только наказывает на незнание уроков". Сегодня эти слова актуальны как напоминание, что из истории следует извлекать уроки. Диалектика такова, что мы вновь оказались в ситуации, когда, как и в 50-70-е годы прошлого столетия, в защите растений от болезней и вредителей правят бал химические препараты.
После развала СССР масштабы применения биометода в стране резко сократились. В Россию пришли все ведущие мировые химические концерны со своими продуктами, среди которых химические препараты, применяемые практически на всех культурах против широкого круга болезней и вредителей. В то же время биологические препараты в нашей стране производятся в ограниченных объемах кустарным или полукустарным способом, а разработчики этих препаратов зачастую не имеют средств для государственной регистрации или перерегистрации своих биопрепаратов.
Ярким примером тому является биологический препарат Бактороденцид, предназначенный для борьбы с мышевидными грызунами. Исчезли из списка разрешенных препаратов такие эффективные биопрепараты, как Боверин, Вертициллин, Триходермин. Несмотря на декларируемую государством поддержку развития личных подсобных хозяйств, список разрешенных препаратов для этой категории землепользователей постоянно сокращается. И нет оснований надеяться на какой-либо прогресс в этой сфере.
Как показали доклады участников VI юбилейной конференции, исследования ученых, создающих новые биопрепараты, направлены на получение прибыли. Поэтому одно дело – разработать и зарегистрировать препарат для защиты пшеницы, где можно получить весомую прибыль, реализуя препарат для использования на миллионах гектаров. И совсем другое дело регистрировать препарат на культуры, занимающие мизерные площади, например, смородина, крыжовник, где затраты на регистрацию будут выше, чем возможная прибыль от продаж биопрепарата на эти культуры. А до ЛПХ многие препараты могут вообще не дойти.
Среди ассортимента химических средств защиты растений, выпускаемых отечественными производителями, преобладают морально устаревшие препараты, действующие вещества которых разработаны 20 и более лет назад. Это, как правило, аналоги зарубежных препаратов, на которые истекли сроки действия патентной защиты.
Ученые заверяют, что современные средства химической защиты растений безопаснее ДДТ. Так ведь и ДДТ был гораздо безопаснее своих предшественников, а последствия его применения в то время никто просчитать не мог. Кто сегодня может достоверно и объективно просчитать возможные последствия применения современных пестицидов, когда ни по одному из них нет полной информации о влиянии этих препаратов на здоровье человека? К тому же, как отмечают специалисты, контроль за выводимыми на рынок новыми химическими пестицидами остался таким же, каким он был 20 лет назад.
Биометод сегодня скорее исключение, чем правило. Новые "эффективные" собственники сельхозпредприятий в стремлении в кратчайший срок получить прибыль, предпочитают применять химические препараты, оставляя решение экологических проблем и проблем, связанных со здоровьем населения, государству. По оценкам экологов, в настоящее время в России ежегодно умирает от заболеваний, вызванных неблагоприятной экологией, 300-350 тыс. человек. Свою лепту в этот печальный итог вносит и неумеренное применение химических средств защиты растений. Ежегодно в мире около 25 млн. человек отравляются пестицидами, причем 20 тыс. из них умирают.
Химические препараты, хотя и стоят дороже, но применять их проще. Например, многие современные химические инсектициды уничтожают без разбору всех насекомых – и полезных и вредных – оставляя после себя практически мертвое поле. Другое дело – использование биологических препаратов, где требуется постоянный мониторинг численности полезной и вредной энтомофауны и глубокие познания биологии вредителей или болезней.
Биологический метод защиты слабо востребован еще и потому, что в отличие от многих европейских стран в нашей стране нет стандартов на экологически чистую продукцию, а, следовательно, и нет масштабного производства такой продукции. Хотя спрос на такую продукцию, несомненно, имеется и есть хозяйства, желающие производить такую продукцию.
Сегодня можно с сожалением констатировать, что биологический метод защиты растений не вписался в реалии современного российского рынка. Экологически чистую продукцию просто невыгодно производить. Властная и законодательная политика государства должна способствовать широкому применению биометода на полях страны. Без производства экологически чистой продукции все разговоры об увеличении рождаемости населения, снижении смертности и о технологической модернизации экономики, как условий национального благополучия, останутся только разговорами.
Александр ГУЙДА, кандидат сельскохозяйственных наук.



Список новостей

Комментировать

Комментарии




Нет комментариев






Чтобы добавить сообщение, пожалуйста зарегистрируйтесь и/или войдите в систему.

Версия для печати

Главная  · Рубрики  · Архив  · Подписка  · Об издании  · Контакты  · Карта сайта  · Отзывы читателей

Любое использование материалов допускается только после письменного уведомления редакции.
Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.
2009-2015 © ООО "Редакция газеты "Нива Кубани"

Поддержка и продвижение сайта — IT-optom.ru


Rambler's Top100  Рейтинг@Mail.ru