Здоровье, Дача и наши Консультации...





Рубрики


Автобиографические заметки [10]
Виноград [10]
Гордость земли кубанской [2]
Дела фермерские [1]
Животноводство [12]
Житейские и дачные истории [19]
Записки врача [11]
Записки травницы [10]
Защита растений [56]
Здоровье [203]
Земля и люди [7]
Земляника [10]
Из нашего архива [21]
Из свежей почты [11]
К 65-летию Великой Победы [37]
Как живешь товарищество? [18]
Картофель [12]
Консультации (спрашивали – отвечаем) [96]
Косметика для садовода [3]
Лекарственные растения [46]
Личное подсобное хозяйство [8]
Ловись рыбка! [6]
На приеме у нотариуса [6]
Народные обычаи [1]
Наша кулинарная книга [36]
О братьях наших меньших [9]
Огород [77]
Плодородие кубанской нивы [6]
По Лунному календарю [49]
Природа и человек [12]


Все теги
 

Архив статей


12.03.10   БОЙ НА ХУТОРЕ

В прошлом году в майские дни мы с мужем побывали на хуторе, где прошло наше детство. Подошли к памятнику освободителям хутора и жителям, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Среди погибших, чьи фамилии и имена были высечены на обелиске у вечного огня, были и наши сверстники, одноклассники, с которыми мы росли и учились. В тот далёкий 1941 год на фронт ушло немало парней. 17-летним пареньком ушел и мой муж. Много перенёс и пережил на войне, был дважды ранен, но вернулся живой.
Мы молча постояли у обелиска, положили цветы и тихо пошли на хуторское кладбище, которое находилось рядом. Обходя могилки родных и знакомых, я вдруг остановилась. Что-то знакомое несмело взглянуло на меня с фотографии.
У меня ёкнуло в груди. Подошла ближе, вгляделась и узнала Раю Шкуркину – школьную подружку, погибшую в дни отступления немцев с Кубани в феврале 1943 года. Я сразу вспомнила тот февральский вечер, когда Раю с тётей Варей привезли мёртвыми из Гречаной Балки. Весть об этом быстро облетела хутор. Что произошло, рассказала Вера – младшая сестра Раи.
Двумя днями раньше Рая пошла в Гречаную Балку к тёте Варе. Домик её находился в самом конце селения. С утра со стороны Роговской через Гречаную Балку двинулись немецкие войска. Танки, танкетки, солдаты на мотоциклах и на машинах. Они заезжали во дворы, располагаясь, хозяйничали в них. Во дворе у тёти Вари тоже было полно немцев, стояли машины. Испуганная появлением немцев, хозяйничавших во дворах, в домах, Рая жалась к тёте Варе.
Один из немцев, видимо, старший среди находившихся в доме, чаще других заставлял Раю прислуживать им, грубо пощипывая и нагло рассматривая её.
Вечером зашла к ним соседка, принесла сковородку. Рая украдкой, с отчаянием в голосе жаловалась: на ночь они боятся оставаться здесь. "Что делать? Что делать?" – повторяла она всё время. Что случилось у них ночью, никто не знает.
Немцы покинули хутор утром, а часов в одиннадцать Раю и тётю Варю нашли за хутором в большом разрушенном коровнике мёртвыми. Они были раздеты, растерзаны. Мы, потрясенные хуторяне, молча стояли вокруг них, горестно всматривались в безжизненные лица.
К вечеру хутор наполнился гулом немецких машин. Они становились к стенам хат, заезжали во дворы. Солдаты набирали охапки сена, соломы, камыша и тащили к машинам, маскируя их. Мы с Леной юркнули к себе во двор. Ночь проходила тревожно. Немцы долго колготились. Наконец за полночь всё утихло и мы уснули.
Проснулись мы от страшного взрыва, хата на миг осветилась, задрожала, посыпались стёкла. Послышалась беспорядочная стрельба из пулемёта. Немцы, одеваясь на ходу, выбегали из комнаты. Мама торопливо одела нас и мы выбежали во двор. В конце двора горела большая машина или танк, освещая вокруг себя двор и часть улицы. Чуть дальше стояла огромная машина, вокруг неё суетились немцы. Раздавалась стрельба, треск, свист пуль. Дернув за руку сестрёнку, я бросилась догонять Лену. Вдруг рядом, будто над головой, раздался оглушительный взрыв. Я упала, придавив собой заплаканную сестрёнку. Осторожно подняв голову, я увидела большое зарево пожара. Громкое русское "Ура!" потрясло предутренний рассвет.
Падая, приседая, мы продолжали бежать. Наконец, дёрнув засов подвала, мы скатились по ступенькам вниз и опустились на солому. Прислонившись к стене, Лена дала волю слезам. В той части хутора, где полыхал огонь, находилась и хата Лены, в которой оставалась её старшая сестра и больной старик-отец. Я успокаивала подругу как могла.
Потом мы узнали, что ночью со стороны балки на спящих в хуторе немцев напал отряд советских смельчаков, которых привёл наш хуторянин Николай Мирный. Много перестреляли они сонных немцев, много сожженной техники оставалось ещё долго у нас в хуторе. Но много и наших смельчаков погибло. Немцы весь край хутора зажгли, боясь, что там прячутся партизаны.
С наступлением дня всё стихло. Догорали хаты да кучи коровьего кирпича. Над хутором поднимался дым и пахло гарью. Не было видно никого. Мы решили перебежать к крайней хатёнке, где жила Толочек Клавдия. Немцы то исчезали, то вновь возвращались в хутор, стреляя в сторону балки, высматривая в бинокль, и опять уезжали в сторону станицы Новониколаевской.
И вдруг хутор наполнился шумом въезжающих машин, подвод, весёлым родным русским говором. То входили в хутор передовые части нашей родной армии. А утром следующего дня жители вместе с бойцами хоронили разведчиков, погибших за наш хутор. В этот же день мы хоронили и Раю с тётей Варей, а также тех, кто был убит во время боя, среди них была и мать моей подруги Нины Сердюковой, сама Нина была ранена и направлена в госпиталь.
… Вот такие грустные воспоминания вдруг всплыли в моей поседевшей голове.
М.Л.МОЩЕНСКАЯ.
г.Краснодар.



Список новостей

Комментировать

Комментарии




Нет комментариев






Чтобы добавить сообщение, пожалуйста зарегистрируйтесь и/или войдите в систему.

Версия для печати

Главная  · Рубрики  · Архив  · Подписка  · Об издании  · Контакты  · Карта сайта  · Отзывы читателей

Любое использование материалов допускается только после письменного уведомления редакции.
Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.
2009-2015 © ООО "Редакция газеты "Нива Кубани"

Поддержка и продвижение сайта — IT-optom.ru


Rambler's Top100  Рейтинг@Mail.ru